вторник, 19 января 2016 г.

7. Волоконная оптика - прикольное изобретение человечества. часть 7

В предыдущей части я анонсировал тему "как стоит относиться к работе, если хочешь оставаться востребованным несмотря ни на что".
Теперь начну ее раскрывать.

Золотая гайка
Золотая метка
Для начала озвучу известные словосочетания: "мастер золотые руки", "дело мастера боится", "на дураках воду возят". И, пожалуй, этого достаточно для настройки понимания, о чем будет идти разговор. Теперь начну делиться и своим опытом, и своими раздумьями.

Сразу стоит заострить внимание на том, что бывают как плохие руководители, так и хорошие. И, соответственно, могут быть плохие исполнители и хорошие. Как ни странно, но работать можно с любыми исполнителями и с любыми руководителями, если знать "как их приготовить" и "с чем их едят".

А начинать работу надо всегда с себя и не забывать, что "наша жизнь - игра". А также, друзья, припоминаем постулат - "играй, но не заигрывайся".

Смешно, но вполне возможно, что одними только пословицами и поговорками можно навести мысли человека на правильное отношение к условностям жизни и указать путь к успеху. В случае применения в жизни мудрых пословиц понимание "пути" придет особенно глубокое, но не сразу, а только при тщательном осознании мудрых слов.
Однако не каждый сможет легко раскрывать для себя мудрости, не зная ключей "сказок".
Я же тут попробую рассказывать сказки попроще, с подсказками (интересное слово, кстати) и буду сыпать примерами.

Сказочник

Для начала обыграем одну придуманную ситуацию и вспомним для этого обычно задаваемый универсальный вопросик к ребенку: "Мальчик, а что ты умеешь?" А также представим возможный короткий ответ вместо многоточия: ". . ." (не знаю, петь, стишок рассказать, сплясать, драться и т.д.).
Такой же примерно вопрос задает работодатель новому соискателю места, и ответ получается примерно такой же по смыслу, как у ребенка.

Так вот - в данной сценке всё не правильно для продвижения мальчика по служебной лестнице хорошей карьеры.

Расшифрую негатив на тонком уровне подсознания:
1. Мальчика уже приходится допрашивать, чтобы он смог похвалиться, а это всегда стресс для обеих сторон.
2. Обеим сторонам уже почти не интересно, что умеет мальчик. Заранее негатив от неестественности.
3. Мальчика придется всё время просить в дальнейшем показать "класс". Возможно, что мальчик от такого внимания к себе зазнается.
4. Формальное  отношение сторон к такому общению. Приходится спросить - приходится отвечать.
И так далее.

Теперь забудем про мальчика. Это была разминка.

Давайте теперь определимся, что значит быть востребованным (естественным образом).
В мире конкуренции в каждый конкретный момент на любое место под солнцем кто-нибудь да претендует. Свято место пусто ведь не бывает. А хорошее место - это там, повыше, где нас еще нет.
И вот само собой находится спонтанное решение на первом этапе - нужно постараться быть затычкой для каждой бочки и оказаться в нужный момент под рукой нуждающегося в вас мастера по затыканию дыр.
Однако не хочется стать затычкой в бочке с неприятным содержимым. Как вы понимаете, бочка - это та компания, в которой вы можете стать важным элементом. А "бочки", как правило, имеют много "затычек" разной формы и степени удобства, чтобы вливать в компанию и выливать из нее "самый сок".

Образ фирмы или компании
при подборе сотрудников-затычек

Переходим от образного языка к реальным событиям в моей жизни.

Предыстория. Так получилось, что я очень любил с детства книжки читать. Именно читать, а не только картинки рассматривать. Наверное поэтому стал быстро улавливать не только простую, поверхностную логику повествования, но и скрытые от внимания "детали между строк".
В свою очередь мне становились интересны книжки с сюрпризами. Такие, например, как обычные учебники.
И я частенько читал хорошие учебники, которых в СССР, к счастью, хватало.

Человек так устроен, что, если у него что-то получается, то он непременно получает от этого удовольствие и старается повторить "кайф".

Так и со мной происходило - новые знания притягивали и заставляли искать другие новые знания. Я читал всё более сложную специальную литературу. По компьютерам, например, или по химии, физике.

В итоге, когда я поступил на работу кварцедувом (оператором станка по изготовлению оптических заготовок), то стал изучать техническую литературу по имеющимся станкам, на которых работал, а также пособия, инструкции и справочники по химическим процессам внутри изготовляемой продукции. Благо, что литературы такой хватало. Многих очень удивляло такое мое рвение к техническим книжкам.
Очень скоро я понял, что интересно, но мало. Решил учиться по стеклянному направлению в институте.
 

В то время в этом новом направлении волоконно-оптичекой связи факультетов не было. Поэтому поступил на химический факультет, где изучали "Стекло и ситаллы". Это было нечто близкое к волоконной оптике. Причем химический факультет этот находился в строительном институте.
В итоге и строительные материалы заодно изучил, и строительство, и химию.
Интерес у меня тогда был к производству, а не к теории. Иначе пошел бы к физикам.
И в науку после института не пошел, хотя звали в аспирантуру "за грамотное и результативное решение научного задания" при сдаче диплома.
Ко всему прочему всегда любил читать книги по психологии, фантастику, классические детективы.

И еще к вопросу продвижения по карьерной лестнице -  не успел я еще закончить институт, а уже работал сменным мастером. Причем многие вещи на производстве уже знал лучше технолога.
Вскоре стал и технологом.
А далее заместителем начальника цеха. Мой карьерный рост вместе с предприятием и со всей страной по названием СССР убила "перестройка" имени Горбачева.
Но не будем о грустном.
Все эти должности приходили ко мне без всяких специальных, особенных, пробивных усилий с моей стороны. Я всего лишь с интересом работал и внимательно читал специальную литературу, в которой увлеченные люди показывали и рассказывали о результатах своих трудов.

Невозможно не заметить явные успехи увлеченных людей. Посчитаешь чужой успех примером, и тогда тоже захочется получить не менее большой результат.

А вот пути получения "большого результата" у разных людей расходятся. Стоит вечный выбор - обмануть и быстро в дамки или упорно себя переделывать.

Сила в силе, а не в правде.
Правда - это кувалда в умелых руках

Без политики никак не получается. К слову, выборы не бывают честными никогда. Достаточно что-то утаить, и выборщики примут неверное решение. Или можно выборщиков просто не учить разбираться в происходящем.

Но вернемся к востребованности.
Для вашей карьеры нужен начальник, который принимает решения, а у любого руководителя нет желания провалиться. Ну, а провалить себя он может двумя способами - завалить работу или вырастить на свое место лучшего руководителя, чем он сам.
В этой "вилке" каждый руководитель и живет - сделать получше коллектив, но не вырастить себе конкурента.

Возможно, что вы будете в сто раз лучшим со своим образованием, но вас ни за что не подпустят к лестнице наверх, если при этом вы будете угрожать начальникам потерей насиженных мест. Что же делать?

Делайте всегда ход конем, в обход.
Как только заметили, что уперлись головой в сиденье вверху стоящего кресла, делайте ход конем - не бодайтесь с креслом, а создайте свое виртуальное кресло рядом с тем креслом, по соседству.
Тогда еще более вышестоящий начальник непременно заметит и прикинет вас в роли нового начальника. И будет либо создано новое направление под вашим руководством, либо старый начальник будет вынужден конкурировать с вами по-честному. Состязание же вам точно не помешает - вы же игрок, я надеюсь?

Расскажу, как это было однажды у меня.
На производстве существовали разные участки с одинаковой продукцией, но с разным руководством. На одном участке имелось новое современное оборудование, на другом доживало устаревшее, но еще не списанное.
Естественно, что на старье работать труднее и не так денежно, то есть в итоге не интересно. Там трудились те, кто числился в не самых лучших работниках.
А у меня было естественное желание попробовать не просто поруководить, а заняться технологиями. Я уже к тому времени кое-что понапридумывал, но не мог проверить.



Если хотите, чтобы вас быстро заметили, сделайте невозможное.

Тем более, что это жутко интересно. Так я и поступил - стал делать за одно и то же время не одну, а две заготовки. Раньше за смену делали одну, а я стал делать две заготовки. При этом, конечно, нарушал тайком технологию, но не увеличивал потребление сырья и не гнал брак. Получалась в итоге даже экономия. Хотя не сразу.  И качество моих заготовок тоже заметно улучшилось.
Эффект экономии времени достигался за счет увеличения площади поверхности для проведения химических реакций и всё происходило намного быстрее.
Простыми словами - я стал сильно раздувать в самом начале опорную кварцевую трубку. А до этого мы осаждали слои на стенки трубки без раздува.

Опорная кварцевая трубка до и после раздувания

По ходу сделал и некоторые побочные для себя открытия, которые позже сильно пригодились в других процессах. Так бывает почти всегда при изысканиях.

Но легко сказать, да трудно сделать.

Реализовать задуманное оказалось не очень просто. Надо было получить очень ровное и точное вздутие, чтобы рассчитать количество осаждаемого порошка на единицу площади при определенных расходах реактивов. Ведь соотношение толщины световедущей "жилы" и кварца вокруг нее должно быть строго определенное. Потому что это определяет параметры волокна.

Срез волокна после вытяжки
"Ступенчатая" сердцевина


На протекающие химические процессы влияют температура пламени горелок, скорость потоков реактивов внутри трубы, скорость движения горелки, температура реактивов, площадь осаждения. В итоге получается разная концентрация веществ для разной площади реакции.
К тому же точности мешала разница в толщине стенок кварцевой трубки - имелся существенный разброс толщины.

Сначала надо было придумать запорный механизм для поддува трубы. То есть надо было создавать равномерное избыточное давление в трубке. Грубо говоря, пробка затыкает трубку и давление газов раздувает ее.

Я посмотрел, какие конструкции уже были придуманы в то время для подобных операций. Но все они были не совсем точны, быстро выходили из строя, непредсказуемо вели себя в эксплуатации. Надо же было придумать легкий и удобный способ.
И он был найден - конусная резиновая пробка со вставленной в нее палочкой - такая затычка вставлялась со стороны выхода газов, а на входе шланг раздваивался и один конец вел в банку с водой для сброса избыточного давления в герметичной системе. Смешно, но эта схема была уже ранее придумана не мною, но для обратного процесса - для схлопывания трубы. Я ее просто стал применять по-своему.



Эту схему я и стал применять для раздувания трубы.

Подсчитал все параметры и экспериментальным методом проверил расчеты, составил таблицу и стал получать то, что хотел.

Вскоре мои выкрутасы заметили и оценили другие кварцедувы и стали применять в своей практике. Это позволяло им побыстрее отработать и уйти отдыхать.
Потом и мастер узнал, и технолог. Пошумели, конечно, но мешать этой прогрессивной технологии было глупо, смирились. Так меня заметили.
А другие рабочие стали присматриваться и советоваться со мной по другим вопросам в работе. Авторитет ведь растет не сам по себе.

При первом же удобном моменте меня назначили мастером на участке старых разбитых станков. Я с радостью согласился, так как это позволяло мне экспериментировать открыто. Технолог уже не мог мешать мне "перевыполнять" и "рационализировать".
Надо сказать, что мы с ним вовсе не конфликтовали. У него и так хватало участков для приложения своих сил.

Вдумчивая работа на любимом станке


Прежде, чем приступать к работе, надо подготовить своё рабочее место.

Этой подготовкой рабочего места я и занялся, как только получил назначение в начальники.

Станки были старые, но уже имели зачатки компьютерного управления - платы управления можно было программировать цифрами с помощью громоздкого аппарата. Однако в агрессивной среде электронные платы часто выходили из строя, так как были расположены непосредственно рядом с химическими реактивами. Получалось часто "ловить" всевозможные глюки программ по ходу выполнения работы.

Но глюки ерунда. Станок мог вообще из-за этого не работать, а запасных плат не хватало. Их не успевали ремонтировать наши электронщики, вернее часто просто ленились быстро ремонтировать, ведь их зарплата была фиксированная и от выполнения плана выпуска продукции не зависела. Множество плат просто списывалось и валялось на складе.

Электронные платы управления


В отношении ремонтников пришлось снова делать ход конем.

Я стал сам ремонтировать сломанные станки. Сначала ремонтники радовались, а я терпел насмешки. От избытка лишнего времени ремонтники стали позволять себе и выпить на работе - я ведь их прикрывал своим ремонтом.
Так вечно тянуться не могло и вскоре начальнику цеха доложили, что ремонтников, видимо, слишком много в цеху, потому что они бродят без дела по цеху, который занимал три этажа.
Начальник собрал собрание руководства и предложил разобраться с вопросом незанятости.
В итоге ремонтники сначала стали искать "предателей" и "стукачей", а потом стали изображать кипучую деятельность, в итоге чего станкам стало только хуже - они все стали находиться в постоянном ремонте.

Такого эффекта я тогда не ожидал, но зато понял, что ни призывы, ни ловля на тунеядстве не помогают наладить рабочие отношения. А общественная необходимость и товарищество воодушевляют на трудовые подвиги не многих, к сожалению.

Личная заинтересованность двигает к рабочему месту почти всех и заставляет пахать.


Работать много и постоянно "с огоньком" за грамоту мало кто хочет. Это только в старом советском кино так бывало. Павлов Корчагиных, к сожалению, мало. Но и работа - это всё же не война. А в обычной жизни обычно все хотят "сразу и много".

И тогда я это желание масс стал безсовестно эксплуатировать. Но не сразу, а как только понял это желание. Надо сказать, что в юности я был романтиком и долго им оставался, думая, что одними призывами к Совести можно перевоспитать любого человека, если "достучаться до человека". И за свой романтизм получал оплеухи.
Надо сказать, что до сих пор всё равно верю в то, что люди всё же хорошие. Однако это тема другого рассказа.

Таким образом, получив по вине ремонтников новый застой на своем участке, я пересмотрел свои взгляды и стал организовывать новую схему оплаты "по результату". Причем не просто по количеству, но и по качеству. При этом пришлось очень хорошо изучить все схемы оплаты подобного труда в СССР.
 


Составив предварительное предложение, я осторожно посоветовался с товарищами - с бухгалтерами, с рабочими, с контролерами, с мастерами, с технологом. В общем со всеми, кто попадался. Но говорил осторожно, как бы прикидывая их отношение к такой системе. Но пока не предлагал внедрять.
Только убедившись, что всё сработает, составил предложение так, чтобы это выглядело вызовом для всех умеющих работать - типа они могут получать в два раза больше при тех же условиях, а лентяи пусть получают по справедливости.

По смыслу получалось, что все протестующие против новой схемы труда автоматически оказывались в стане лентяев. Такого антипочета никто не захотел. В итоге систему приняли на ура, и все "засучили рукава", решив доказывать свое мастерство.

Причем мало кто сначала обратил внимания на то, что подразумевалось соревнование между "сквозными бригадами", когда судят по конечному результату не отдельных этапов, а по конечному результату в готовой на продажу продукции, то есть каждый рабочий невольно становился контролером на всех этапах. Никому не приятно, когда твою "деталь" запарывают на следующем после тебя этапе, и ты остаешься без денег. Сразу началась междоусобная борьба за лучших людей в своей "сквозной" бригаде, но в основном люди распределились по приятельским отношениям.

Эта схема оплаты труда была придумана не мною и широко применялась в СССР, но максимально была адаптирована тогда к производству оптоволокна на нашем заводе именно моими усилиями.

Вскоре началась ожидаемая "война интересов" каждого с каждым. В том числе и со мной, так как на меня, как на мастера, ложилась функция начислять зарплату. Были угрозы и попытки нападения в темном углу, саботаж, подставы. Но я был заранее готов и разрулил все "стрелки" без ущерба для себя. 

На удивление все довольно быстро привыкли к новой схеме, как к чему-то неизбежному, и далее пошла рутина с отладкой станков и технологий.
В этом месте можно было бы написать, как изменилось отношение ремонтников к работе. Они стали интересоваться процессом, стали придумывать свои детали к станкам.
Однако побочно возросло изготовление всяких левых продуктов - электронных звонков и прочих радио приколов и сувениров - людям понравилось много зарабатывать своим трудом.
Рабочие места преобразились - там стало максимально удобно и чисто.

В итоге продукция с участков со старым оборудованием стала намного качественнее той, что производилась на более новом оборудовании, но по старой системе оплаты.
Меня снова заметили и дали руководить участком с новым оборудованием. Там уже были настоящие английские компьютеры высокого качества. Про их вскрытие и безжалостное подчинение воли исследователя я расскажу в другой части.

 

Итак, я надеюсь, что стало более понятно, как надо относиться к работе, чтобы тебя заметили и оценили.
Добавлю лишь то, что я с успехом поработал в свое время по волоконной оптике в Турции инженером. И только благодаря своей подготовленности в этом вопросе.
А потом приехал обратно и не захотел продолжать то же самое дело по причине почти полного развала производств в России. Грустно получилось в конце. Однако я нашел себе другое интересное применение - дизайн.

На этом самом интересном месте данную часть заканчиваю.

Благодарю за внимание.

С уважением, Виктор Мирошкин.

P.S. - недавно узнал, что РОСНАНО закупило импортное оборудование и снова запустило процессы производства оптоволокна, как нечто нового, принесенного извне. Читать тут для смеха.

Продолжение