суббота, 30 января 2016 г.

10. Волоконная оптика - прикольное изобретение человечества. часть 10

В этой части сначала остановимся на контрольно-измерительной группе людей. Эти люди контролируют свойства волокна, то есть должны быть честными и неподкупными. Или их честность заменяет прибор с фиксированными настройками.


Времена меняются, и приборы становятся всё совершеннее.

Однако, я пишу не о приборах, а о людях, поэтому остановлюсь на некоторых незаметных с первого взгляда нюансах при любом измерении.
А особо дотошным предлагаю поискать в интернете про приборы. Например, предложу найти про "ГОСТ Р МЭК 60793-1-43-2013 Волокна оптические. Часть 1-43. Методы измерений и проведение испытаний. Числовая апертура".

А я продолжу про людей. Как всем известно, люди бывают разные. Исходя из этого можно предположить, что результаты измерения у разных людей одного и того же предмета могут каким-то образом отличаться. Такой эффект наблюдался и при измерении параметров волокна. Поэтому частенько приходилось несколько раз перемерять одно и то же волокно не только в случае явных сомнений.

Замечу, что существует универсальное для всех жизненных ситуаций правило: "Никому не доверяй, даже себе".


А мы теперь немного разберемся - а почему такое разночтение происходит? И поищем ответ на этот вопрос исходя из проводимых измерений при производстве волоконной оптики.

Для начала анализа ситуации определим известные причины неточности:
1. Человек может не всё знать.
2. Человек устал и невнимателен.
3. Человек мстит и саботирует.  Может есть другая скрытая причина для обмана.
4. Прибор измеряет не точно.
5. Предмет измерения изменился или его подменили.
6. Влияет погода, природа, инопланетяне.
7. Технология измерения не совершенна.
8. Мы все спим и это сон.

Даже исходя из этого, можно понять некоторую сложность в процессах измерения, если точность очень важна. Методики или технологии измерения должны учитывать влияние человека на процесс. Внедрение "защиты от дурака" тут необходимо. [Замечу, что в настоящее время появились заметные усовершенствования "защиты от дурака" в виде коннекторов и обрезальщиков волокна]

Можно уже прямо с этого места начать с особым уважением относиться к людям, которые придумывают максимально качественные технологии для всех аспектов жизни людей со встроенной защитой от нелогичности поступков.

Почти максимальная "защита от дурака", но
чудак может тыкнуть спичкой или вилкой

"Защита от дурака" - это не такое уж простое приспособление против влияния глупого человека на процесс, ведь глупость не имеет дна и часто совершенно непредсказуема.

Раскрытие флуктуаций мозга дурака может быть отдельной темой для исследования.

А пока вернемся к волокну.

Вот представим себе, что у нас есть прибор, который что-то измеряет. Естественно, что нам надо знать назначение некоторых кнопочек и мы должны понимать, что же прибор нам показывает на своем табло. Это самый минимальный уровень знаний для проведения измерений. Обычно на этом объеме знаний все обычные контролеры и останавливаются. Оборудование может меняться, и изучать каждый приборчик как-то лень.

Теперь вспомним обычный вопрос, когда нас что-то не устраивает: "Ну, почему так получается?"

Обычно отсутствие ответа приводит нас к некоторой степени раздражения.

А сейчас перескочим с контролеров на производителей.
И вот таким образом после абстрактных рассуждений про измерения чего-либо мы уже подкрадываемся к пониманию конкретных ощущений оператора вытяжки или оператора по изготовлению заготовок для вытяжки оптического волокна.

Расшифровываю на примере такой сценки.

Придя к контролеру оператор спрашивает про свою продукцию "Ну, как там мои показатели?"
А в ответ может получить: "Брак гонишь".
Далее, если оператор вытяжки или оператор по изготовлению заготовок любознательный, диалог может продолжиться, но не долго. Примерно так:
- А почему брак?
- Потому что плохие показатели.
- А почему?
- Тебя надо спросить.
- Может перемерить?
- И так сто раз проверяли.
- Ну, может при мне?

В общем, при определенной настойчивости можно добиться своего и перемерять будут.
И пусть, скорее всего, брак окажется браком, некоторое понимание причин ошибки всё же к изготовителю придет.

Однако не всё так просто, и у контролера есть свои уловки, чтобы не подставиться.  Вплоть до того, что ваше волокно можно подменить на другое. Кстати, на таком варианте жульничества кое-кто ловился. Как ни странно, но простая подмена волокна может быть засечена при тщательной проверке результатов измерений волокна и сверки с параметрами станков, с программами изготовления заготовок. Не все контролеры могут знать такие тонкости, а вот технолог знает.



А сейчас мы представим, что сами как бы хотим перепроверить результаты измерения волокна и не забываем про выше перечисленные возможные причины неточностей в измерении, возможно, допущенные контролерами. Держим причины в голове при перепроверке измерений, пробуем ловить контролера на эти крючки.

Не забываем при перепроверке особенно тщательно проводить все манипуляции.
Например, отрезание кончика волокна проводим аккуратно, чтобы скол оказался правильным. Ведь самым невероятным образом скол может получиться каким-нибудь косым. А также может быть он вдруг загрязнится. Кстати, на такие предположения возможных оплошностей контролер может и обидеться, ведь он уже "собаку съел" на манипуляциях с волокном и "всегда аккуратен".

Скалыватель волокна
На верхней картинке современный "скалыватель" оптического волокна (защита от дурака).
А мы когда-то скалывали волокно ручками, предварительно сделав насечку пластинкой ситалла.
Обламывалось волокно так же, как обычно ломается стекло после насечки.

Для справки: ситалл - это название образовано из двух слов = стекло + кристалл. Из этого понятно, что ситалл является кристаллизованным стеклом. Ситаллы занимают промежуточное положе­ние между обычным стеклом и керамикой, широко применяются в технике.

Ситаллы, о которых можно многое рассказать

Теперь следующий этап манипуляций - центровка волокон - это когда измеряемое волокно центрируется с кусочком волокна, выходящим из прибора (возможно, что сейчас это происходит автоматически, не проверял).
Центровка волокон

После этого наступает время посмотреть на прибор и задать нужные параметры кнопками и другими рычагами управления.
На этом этапе стоит предположить, что прибор не оттестирован, пришел в негодность, барахлит и так далее. В общем никакого доверия к нему и к контролеру. :)

Когда же и после самого тщательного замера всё равно прибор определяет брак волокна, остается только попробовать разобраться с причиной брака. Для этого режем волокно пополам и проводим замер обоих кусков. Если в обоих кусках опять брак, снова режем каждый кусок пополам и заново меряем показатели всех получившихся кусков. И так до потери желания резать волокно.

Таким образом, возможно, определяем, что всё волокно - некондиция. Причин может быть несколько - может быть точечных включений слишком много, может световодная жила имеет химические примеси или стекло не того состава получилось, может защитная оболочка имеет дефекты, может диаметр волокна имеет сильные отклонения и так далее.

Причину не всегда можно определить без тщательного расследования. На поиски причин отклонений при процессах изготовления заготовок или при вытяжке, а также на тщательное изучение самого волокна можно потратить очень много времени. Но оно того стоит - придет понимание на уровне ощущений.


Катушка с "первичным" волокном сразу после вытяжки (покрытие лаковое)

Как бы то ни было, а поиск причин может закончиться ничем. Но технолог не может сказать "не знаю". Технолог обязан найти причину и ликвидировать брак - это его работа. Поэтому технолог должен иметь в близких союзниках умных контролеров, чтобы самому не быть вечным Пинкертоном или Пуаро. Хотя это и увлекательно само по себе - ловить преступников.

На этом можно было бы и закончить рассказ про контролеров.
Но я еще расскажу одну интересную историю про получение важного контракта. Очень важного. Не вдаваясь в подробности места происшествия, нарисую такую картинку:

В комнате контроля готовой продукции присутствуют важные люди, которые должны убедиться, что будущая покупаемая ими продукция будет самого высокого качества.

Проводятся показательные измерения наугад выбранной катушки кабеля.
Для этого в комнату протянут толстый кабель с большущего колеса, стоящего рядом за дверью. Там выход из контрольной комнаты в огромный кабельный цех.

Конец толстого шланга кабеля раздербанили и расслоили на отдельные волокна, чтобы можно было проверять по отдельности каждый световод.

Кабель довольно жесткий и изгибается сам по себе. Поэтому его зажимают так, чтобы кабель проходил через внутренности письменного стола рядом с приборами измерения параметров. В этом нет ничего особенного - обычное положение кабеля при проверке, так приспособились контролеры. Я видел этот процесс много раз.

Присутствующие на контроле важные и самые важные люди внимательно наблюдают за процессом измерения, вникают в показания приборов и остаются весьма довольны полученными результатами.

Далее они уходят заключать контракт.
Мне по долгу службы приходится остаться в комнате измерений параметров. И что же я наблюдаю?

Один из контролеров спокойно отсоединяет проверенное при всех волокно и затем вытягивает из стола не конец кабеля от катушки, а просто обрезок - двухметровый кусок такого же кабеля.

Оказывается, ушлые продавцы завели световой сигнал не в катушку кабеля, а в двухметровый кусок. Естественно, что никакого значительного затухания не было на таком коротком отрезке волокна. Длину волокна по приборам не показывали заказчику.

Отличные параметры оказались значительно лучше, чем у конкурентов и был выигран контракт. Вот так при отсутствии нужного волокна просто применили ловкость рук. Бизнес есть бизнес.  Отмечу, что дело было не в России.
 
Цех по производству кабеля


На этом пока всё. Скоро погуляем по апертуре.

Благодарю за внимание.
С уважением, Виктор Мирошкин.

Заходите ко мне на прозу.ру - http://www.proza.ru/avtor/samsebe
Я там пишу в черновом варианте части романа "Дар".
А также следите за второй, исправленной, редакцией романа "Дар" здесь с картинками:
http://victormiroshkin.blogspot.ru/2016/02/1.html

Друзья, не забывайте оставлять комментарии, чтобы у меня не складывалось впечатление одинокого плавания.


четверг, 28 января 2016 г.

9. Волоконная оптика - прикольное изобретение человечества. часть 9

До этой части я больше обращал внимание на изготовление заготовок, из которых затем вытягивалось волокно. Теперь хочу остановиться на процессах вытяжки оптического волокна. Причем буду рассуждать с позиции наблюдателя, но кое в чем разбирающегося.


Не правда ли, довольно страшно выглядит эта башня в два-три этажа и более с максимальной точностью исполняющая тонкие процессы? На ней применяются самые совершенные контрольно-измерительные приборы. Точность в работе всех элементов вытяжной машины очень высока.
 
Вытяжная башня.

По моему опыту к работе на вытяжке лучше привлекать женщин, но только в том случае, если всё отлажено. Интересно, что женщин трудно даже заставить отклоняться от инструкций.
У нас на подобном участке работали в основном именно женщины, потому что здесь была важна не только исполнительность, но и точная повторяемость действий, а мужчины ведь могут каждый день работать по разному. Это свойство мужчин хорошо использовать для поиска и экспериментов, а вот при повторяющихся изо дня в день одинаковых операциях с большими объемами продукции не очень правильно проводить спонтанные эксперименты. (Мне можно  ).
 

Однако бывают и непредвиденные ситуации, и для таких случаев лучше держать в паре мужчину и женщину. Обычно привлекались по два оператора на каждую башню. И идеально на четыре башни нужно было три пары из женщин и одна пара - мужчина с женщиной. Тогда при непредвиденных ситуациях мужчина всегда мог осознанно вмешаться или мог поддержать какой-то проводимый эксперимент на башне - ведь мы периодически пробовали разные первичные покрытия.

Замечу, что мужчина-экспериментатор для собственной безопасности еще до продвижения своих идей должен пройти консервативный женский фильтр, и на этом этапе "выяснения отношений" для него могут открыться невидимые до этого ошибки в эксперименте.


И пора, наконец, объяснить принцип работы на вытяжке волокна. С виду это совершенно просто сделать.
Зажимаем в кулачке заготовку, запускаем шпиндель, проверяем центровку заготовки. Разогреваем печку, опускаем в нее конец стеклянного стержня, нагреваем и тянем размягченное стекло в нить, постепенно опуская заготовку в зону нагрева. Волокно по ходу вытяжки покрываем защитным лаком. Сушим лак. Наматываем на катушку. Также по ходу проверяем на прочность. В процессе работы замечаем, что волокно может рваться по разным причинам и безмерно огорчаемся обрывам.
При этом годным считается волокно только определенной длины, то есть короткие куски менее 1 км не нужны [примечание - у разного волокна разная технологическая длина].

Теперь для более хорошего понимания сложности требований к вытяжке волокна обратимся к свойствам света. Послушаем "длиннющие" 2 минуты речи молодого профессора по этой теме:


Итак, после основополагающего видео урока мы знаем, как будет себя вести отдельный луч в стеклянном волокне, в стеклянной палочке или в стеклянной трубке.

Путь отдельного луча в трубке или стержне

Для наглядности можно посмотреть еще на картинки ниже.




Теперь становится немного понятно, по какому принципу надо пойманные лучи стараться не выпускать из стеклянной клетки. Однако клетка должна быть абсолютно надежной, и любая погрешность в ней будет использована светом для своего спасения из рабства.

Перечислю эти предательские погрешности.
1. Инородные включения.
2. Чрезмерные неровности диаметра.
3. Царапины.
4. Излишнее давление.
5. Неравномерное давление извне.

Исходя из вышесказанного делаю очевидный вывод:
В идеале волокно должно быть одного диаметра по всей длине, без инородных включений, покрытое равномерным защитным слоем совершенно чистого лака, который дружелюбно обжимает волокно.  Даже пылинки портят все дело.

Кстати, у нас были прецеденты, когда в цехе вдруг по разным причинам становилось пыльно, и тогда вытягиваемое волокно шло в брак. Умельцы из бракованного волокна делали светильники для себя и друзей. См. ниже подобный предмет домашнего интерьера:

светильник из волокна
Светильник из волокна

Продолжаю про вытяжку качественного волокна.

Лак для покрытия отверждается в ультрафиолетовом свете. И надо подбирать параметры печки так, чтобы волокно сушилось, но не пережигалось. Сырое покрытие тоже не нужно.

Надо также учитывать, что лак в партиях должен быть максимально одинаковым по свойствам, но так бывает только в идеале, а не на производстве. Поэтому оператору частенько приходилось экспериментировать с ультрафиолетовой сушильной печкой - выбирать режим сушки.

К тому же лак может иметь невидимые неоднородности в виде мелких уплотнений - это влияет на свойства волокна и долговечность. Исходный лак ведь подвержен температурному и другому природному воздействию при перевозке от поставщиков. Поэтому лак иногда требует фильтрации перед непосредственным употреблением.

Отдельная песня про фильеру - это такая штучка конусного вида с дырочкой, находящаяся в сосуде с лаком, и через нее протягивается "голое" волокно. Фильера может быть разной конструкции. Представьте, что нить волокна надо покрывать лаком так, чтобы световод был точно посередине лаковой оболочки, а ни разу не сбоку.

То, что я называю лаком - это компаунд, полимер. Любопытным советую также поискать информацию про фотополимеризуемые кремнийорганические композиции.

Теперь про печь, где разогревается "луковица" (кончик заготовки).

Конструкция печи может быть разной, но процесс разогрева кончика заготовки лучше проводить не в атмосферном воздухе, где могут присутствовать пылинки. К тому же на горячее волокно могут оседать испарения с поверхности разогретой "луковицы" - оксид и карбид кремния в виде налета. Пылинки и налет снижают прочность волокна и могут влиять на другие характеристики. Поэтому в печь постоянно подается инертный газ, например, аргон.

Схема подачи аргона может быть тоже разной. Главное не допускать завихрений потоков аргона в печи, потому что это вызывает разброс диаметра волокна, то есть опять будет брак. Тоненькое и расплавленное волокно должно обдуваться равномерно. А еще при вихрях вокруг разогретой "луковицы" на нее может попадать графитовая пыль (если нагреватель графитовый), а это точно брак. Напоминаю еще раз схему вытяжки.


Еще одна засада - равномерность подачи заготовки в печь разогрева и совмещение скорости вытяжки, вернее скорости намотки на конечный барабан. Рывков не должно быть ни разу после выхода на рабочий режим. При этом идет постоянная нагрузка на уже вытянутое и покрытое защитным лаком волокно со стороны валиков.

Автоматика должна быть высокой надежности и качества.
Ниже на картинке механизм намотки и проверки прочности волокна на ходу.

намотка

Прочность оптоволокна проверяется простой механической нагрузкой. При дефекте волокно просто рвется в слабом месте. Также волокно при вытяжке проверяется на изменение диаметра и результат может автоматически записываться.

Про то, как подбираются покрытия для оптоволокна умолчу. Но могу заметить, что это могут быть полиамиды и фторопласты (это эластомеры — синтетические материалы с эластическими свойствами). Причем эластомеры способны кристаллизоваться при определенных температурах, а это ведет к изменениям свойств волокна и в итоге к потерям света, к разрушению целостности кабеля.
Кристаллизацию эластомера можно легко представить на примере засахаривании мёда:

Мед


Ученые говорят, что кристаллизация полиамида идет по такой формуле:
Образующаяся связь показана точками. Я не проверял это, просто поверил.

Рассмотрим влияние покрытия на световедущие свойства волокна.
Картинка ниже, для примера, показывает игру лучей на неровной поверхности. Блестящего, зеркального отражения при такой поверхности не будет.


Еще одна картинка ниже демонстрирует, как влияет внешняя сила (external force)
на движение луча внутри световода - лучик убегает прочь из волокна. Причиной возникновения этой злой силы может стать пылинка, царапина, уплотнение лака или просто механическое давление.


Таким образом мы уже знакомимся с термином "потери" или "затухание" для волокна. Оно измеряется в децибелах, так же, как и простой звук. Об этом параметре мы еще поговорим позже.

Ну вот в принципе и всё про вытяжку, если не влезать в подробные научные и конструктивные исследования. На этом участке производства, как видите, тоже есть простор для экспериментов.


Расскажу еще, что хитрые, нерадивые операторы вытяжки для искусственного улучшения результата своей работы могли недосушить волокно в УФ печи. При таком непрочном покрытии получалось ослабленное стягивающее давление лака на поверхность волокна, и при промежуточном замере, перед передачей волокна на следующий этап производства, потери света (затухание)  уменьшались. 
И это засчитывалось в плюс вытяжке и, соответственно,операторам вытяжки.

Затем на следующем этапе волокно покрывалось, например, полиамидом, и результат мог значительно ухудшиться. Тогда вина ложилась на операторов кабельного участка, то есть брак записывался на следующий этап.

Единственным риском для операторов вытяжки было то, что волокно со слабым первичным лаковым покрытием могло чрезмерно рваться на последующем этапе даже при низком усилии растяжения, то есть прямо при последующем нанесении полиамида.

Вот такие хитрые игры разума случались при оплате не за конечный продукт, а за работу отдельных участков.

В следующих частях продолжу знакомить с другими чудесами в области волоконной оптики.

Благодарю за внимание.
С уважением, Виктор Мирошкин.

Мои рассказы можно читать злесь - http://www.proza.ru/avtor/samsebe

воскресенье, 24 января 2016 г.

8. Волоконная оптика - прикольное изобретение человечества. часть 8

Продолжаем неспешный разговор про волоконную оптику.
В этой части расскажу о своем опыте, как учился управлять машинами и стал с некоторыми из них на "ты".

Волоконная оптика

Каждому "проснувшемуся" творцу должна быть известна мудрость "о маленьких шагах".

О пользе данной мудрости есть множество статей, когда надо делать ровно столько, сколько надо для неоспоримой победы, а попытка сделать сверх меры - это зло, равносильное поражению.

Разберем мудрость. Для этого вспомним сначала свои собственные некоторые ощущения по поводу продвижения вперед на примере работы.
Когда же у вас наступает охлаждение интереса к работе? Думаю, что скука приходит не в случае непонятности исполняемых процессов, а в случае "если не получается" понять работу и не удается подзаработать (лучше ведь понять и подзаработать).

И прибавим к возникшим ощущениям зря потраченного времени теорию "малых дел", когда "курочка по зёрнышку" - нищему рубаха (каламбурчик).

В результате сложения "курочки" с "пониманием" получится мудрость о маленьких шагах.

Подозреваю, однако, что вы не совсем еще поняли, о чем веду речь. Поэтому продолжу расшифровывать и ниже расскажу для наглядности про свой собственный опыт применения данной мудрости.

Внимание, применяю образное мышление - не надо с первого урока на льду пытаться делать "тройной тулуп". Будет больно. Осваивайте мастерство понятными малыми частями до совершенства - получите постоянную радость от маленьких побед и будет успех без боли. Просто не ленитесь и не застаивайтесь на месте.

А теперь представьте, что вам надо внедриться естественным образом на охраняемый объект, незаметно изучить его и внести изменения, которые помогут перехватить управление. При этом, в случае обнаружения интереса с вашей стороны (необъяснимого и сверх меры), вам грозит неизвестное наказание. К тому же вам есть, что терять. И союзников надо вербовать из рядов противников. Практически я пересказал задание Штирлица.

Штирлиц и волокно

Это начальное условие карьериста, которое в реальности таким было и у меня, хотя тогда оно таким штирлицким мною не воспринималось. Это сейчас я понимаю немного больше, чем тогда. А в то время мною двигал почти исключительно интерес к новому.
И если некоторые подумают, что я занимался авантюризмом ради денег, то будут только отчасти правы. Зарплата в сфере производства волоконной оптики тогда и так была довольно высокая и от перемены мест на карьерной лестнице завода слабо зависела.
Почет и уважение присутствовали, конечно. Как-никак, а это космические технологии и имелся интерес ВПК (военно-промышленный комплекс). Достаточно сказать, что к нам неоднократно приезжали "высокие гости".

кабель
Волоконно-оптический кабель

Ну так вот какая моя история.
Была закуплена в Великобритании за очень большие деньги и установлена на заводе при НИИЭС линия по производству кабелей для телефонных линий. По контракту, насколько я знаю, она не могла быть изменена и должна была производить под присмотром англичан эти самые волоконно-оптические кабели для телефонии. Инженеры из "туманного Альбиона" следили за соблюдением технологии производства.
На самом деле это была продукция двойного назначения, так как могла применяться в военном деле. В частности, на самолетах можно было заменить медные кабели на волокно. А это, с учетом веса меди и большого количества кабелей, значительно облегчало вес самолета. К тому же уменьшался риск короткого замыкания и пожара от этого. Те же самые преимущества могли быть и в космосе.
На картинке ниже расположение кабелей в самолете.

кабели в самолете

Однако хитрые англичане предоставили технологию, по которой качество волокна было слабовато. А наши научные работники, которые имелись на НИИЭСе, были в основном теоретиками, хромали в компьютерной грамотности и владели только начальными теориями производства оптоволокна, хотя регулярно читали зарубежную литературу на эти темы. Не все, конечно же, были полными профанами в производстве. Имелись и специалисты, но узкого профиля.
Объясню - многие научные работники вели собственные темы и не желали поддерживать что-то другое. Была у них большая личная озабоченность - публиковаться, защищать диссертации и продвигать собственное имя. Для этого у них существовали маленькие лаборатории с экспериментальным оборудованием. Таким образом массовое производство воспринималось ими как ненужная нагрузка. Кабинетные работники мне мало помогали по их собственному желанию. Поэтому приходилось буквально вытаскивать из них необходимые знания.


кабинетные работники
Типичные кабинетные работники

Получалось так, что вокруг этой "элитной" английской линии сформировался костяк "элитной обслуги" под руководством научных работников. Своеобразная охрана, которая во всем слушалась англичан. Со своей фиксированной зарплатой обслуге было мало интересно производство на этой линии. Гораздо интереснее было общение с англичанами и обсуждение своих научных тем. Хотя "надсмотрщики" получали деньги не за присмотр за линией, а за будущее внедрение новых технологий на ней.

Вот таким образом и протекала работа. Рабочие делали дело, станки регулярно проверялись. Всё шло своим чередом, пока я не доказал, что на старых советских станках можно делать в разы лучше волокно. К тому времени по контракту английская линия полностью перешла от англичан в руки нашего обслуживающего персонала. Никто ничего менять в технологии не хотел, да и не знал как.
"Научные руководители" стали избегать появляться во избежание текущих вопросов производства. А непосредственное руководство на линии оказалось мало компетентным в науке. Примерно в этот момент мне и предложили изменить ситуацию на этой линии, как оправдавшему доверие на старых станках.

заслужите похвалу


Влезание в новую шкуру без конфликтов не обошлось. Однако мне всё же удалось быстро всё поменять в лучшую сторону и на новом участке. В итоге я уже стал технологом цеха. А получилось быстро наладить дела благодаря предыдущему заделу, о чем я расскажу ниже.

Вот теперь самое время поведатьо том, как я освоил компьютер. Надо заметить, что это были одни из первых компьютеров на Земле, уже похожих на современные . Я изучал и советские, и импортные машинки, начиная с 286-х. На фото я и компьютер в районе 90-х годов. Программирую.


Виктор Мирошкин
Это я

А ниже компьютер с 286 процессором, так выглядело чудо техники. На нем уже можно было даже поиграть на работе в первые "стрелялки" и "пожиратели". А на 386 стало еще круче.

286 компьютер
286-ой компьютер

Вернусь немного назад.
Еще будучи простым оператором на производстве заготовок, я сначала работал на старых советских станках, а только потом попал на новые английские. И это случилось еще при наличии английской опеки над линией. Напомню для тех, кто предыдущие части не читал, что потом я ушел с английской линии, вернувшись к старым станкам, стал мастером смены на этом старом советском оборудовании. И только после достижения высоких результатов на старых станках получил в управление и английскую линию. Такой вот реализовался круговорот.

В качестве простого оператора я с обычным своим интересом стал изучать новые компьютеры, которые управляли станками. Это было совсем новое слово техники для всех людей.
Для этого в ночные смены (работали в три смены) я читал прилагаемую техническую литературу и тайком делал распечатки английских компьютерных программ, которые изучал дома. Думаю, что узнай про это англичане, я бы слетел оттуда очень быстро - они бы настояли, а наши научные надсмотрщики выполнили бы просьбу иностранцев, от греха подальше.

Однако простой читки литературы оказалось мало и пришлось подружиться с программистом. Он-то мне и помогал несколько раз выйти из плохих ситуаций без ущерба. Ведь я, как чайник, просто методом тыка несколько раз ломал программы и останавливал станки. Но я делал это всё же зная, что программист придет на помощь. Так оно и случалось.

чайник



В итоге я стал очень хорошо понимать все программы и устройство оборудования еще будучи фактически рабочим. Это настойчивое изучение помогло мне впоследствии успешно ремонтировать старые станки и получать зримые результаты вполне осознанно, а не методом тыка. Вот так одно вытекало из другого и помогало мне расти в глазах начальства.

Теперь подробнее приглядимся к моему изучению программирования и не забываем о "теории малых шагов".
Компьютер. Передо мной, казалось, был ящик с кнопками, который не понятно как управлял всеми процессами станка. Оператору надо было только вставить трубку, зажечь горелку и нажать кнопку "пуск". Далее требовались только визуальная слежка, небольшие манипуляции между этапами, и в конце следовала уборка станка.
А мне надо было всё управление понять. И не забывайте, что ни у кого еще не было компьютеров, не было windows, не было книг про компьютеры. Были только книги про языки "низкого уровня", то есть про машинные языки. Их я и купил для первого шага. Кстати, и их еще надо было поискать в книжных. Мне пришлось изрядно пошуровать по магазинам.

Книжки по машинному программированию читались сложно, потому что не было возможности проверить знания на практике. Но я всё же осилил первые две просто так, "всухую". Не помню уже названия, книжки где-то потерял. Это была первая победа на этом пути программиста. А в голове наконец-то начался процесс кристаллизации - я уже кое-что понимал.

Надо сказать, что "чайник" часто бросает изучение нового знания на второй стадии. Ознакомление осиливает, а вот на вникание в детали сил не хватает


qbasic
Фрагмент на языке Qbasic

Изучение языка начинается с зубрежки самых первых и важных слов. Я так и делал. Это была моя вторая победа - у меня появился запас слов языка программирования, чтобы можно было хоть как-то читать программы и понимать логику программиста.
Именно на этой стадии изучения я начал тайком распечатывать первые попавшиеся программы со станка и дома читал их. А на работе задавал вопросы знакомому программисту. И жутко ему надоел. Зато подружились.

Изо дня в день я читал программы и книжки в этой тематике. Пока не понял, что могу вмешиваться в процессы управления станком и начал это делать на работе. Причем стоял выбор - сообщить об этом программисту или сделать всё на свой страх и риск. Решил его не подставлять. И получил несколько аварийных ситуаций.
Но, к моему счастью, мой добрый знакомый программист поправлял ситуации простой "перезаливкой" всех программ по типу современной переустановки операционной системы. Для меня тогда это действо было темным лесом и вызывало восхищение.



Но темные времена в моей голове постепенно сменились на светлые - я уже мог осознанно и спокойно вмешиваться в рабочие процессы. Программирование стало мне гораздо более интересно, потому что получалось применять тут же на практике свои задумки.
Я завел свой диск со своими улучшенными программами и при работе применял не стандартные, вшитые в станок, а свои, улучшенные. Для этого каждый раз заменял имеющуюся в станке программу на свою, а в конце работы восстанавливал прежнюю, родную запись.

Англичане и не подозревали о таких "диверсиях". А я регулярно просматривал все отчеты о своих заготовках на пункте контроля, делал записи, читал всю литературу о волоконной оптике и уже, получалось, вел собственные научные исследования. При этом я учился в институте, но всё еще был рабочим.
Коллеги страшно удивлялись тому, что я записался в научную (!) библиотеку НИИЭСа и требовал себе все материалы про оптику из мировых журналов, которые попадали к ним. А прикрытием мне служило обучение в институте - я объяснял, что это необходимо для обучения на курсе в институте.
 
книжка по оптике
Одна из книг, которые я покупал тогда

К тому же я ходил по лабораториям и подглядывал за процессами в них. Кажется, все лаборатории похожи друг на друга, и выглядят они примерно так, как на нижнем фото.


обычная лаборатория
Пример лаборатории

В итоге, по мнению начальства, меня просто нельзя было уже не назначить мастером на свободную вакансию. Хотя бы и на старые станки. Инициативно же выглядел выскочка. :)

На этом месте можно немного углубиться в примеры конкретного программирования.
Сообщу, что у меня существует правило - всячески избегать "метод тыка", то есть стараться избегать случайного результата. Это правило родилось эмпирически, то есть оно выстрадано.
И в программировании я использую то же самое правило.

Но когда-то я еще не совсем придерживался этого правила - вначале просто писал программы и не особо заботился об аварийном прерывании процесса. И жизнь научила, что самое главное в исследованиях и программировании - это выход, а не вход.

Если нет вариантов выхода при аварии - жди беды в самом непредсказуемом виде.


пирометр
На картинке выше ПИРОМЕТР для измерения температуры дистанционно.

Представьте, например, что созданная вами программа задала температуру горелки в 1750 градусов, а пирометр (прибор для дистанционного снятия температуры) сбился в сторону от точки нагрева трубы или нагреваемая трубка почему-то вообще отвалилась.

Когда измеряемая точка разогрева не в фокусе или отсутствует вовсе, программа увидит падение величины температуры и будет пытаться поддать газку.
В результате мощный огонь будет либо ломать-пережигать трубку, либо, при отвалившейся трубе, вхолостую будет греть помещение.

Вот такая засада получается. Можно, конечно, вместо контроля температуры программно задавать расход кислорода и водорода на горелку, но все трубки чуть-чуть разные по толщине стенок и диаметру, поэтому может не хватить температуры для реакции. Тоже засада - будет непроплав и в итоге появятся пузыри, разрушающие заготовку.

Вот примерно с такими же задачами на каждом шагу и приходилось мне сталкиваться.
Кстати, из выше предложенной к рассмотрению ситуации выйти просто. Если вы не смогли еще додуматься, я подскажу:

Надо сделать в программе, чтобы на первый тестовый проход горелки был минимальный, постоянный расход газов на горелку. Скорость горелки тоже тестовая, то есть всегда одинаковая для каждой трубки. Пирометр посмотрит температуру, и по этому параметру можно будет программно высчитать необходимые расходы газов на горелку для этой конкретной кварцевой трубки.
Остается только не забыть в начале процесса проверить положение пирометра и, если надо, поправить его поточнее - от точности его установки зависит точность всей работы.

Поправочка.
Человеческий фактор пока еще никто не отменял, поэтому всё равно погрешности оставались.
И в программе надо было поставить как можно больше условий для спокойного прерывания процесса из-за ошибок оператора. Этим я тоже занимался.


В конце этой части напомню неоспоримый факт - не зная автомобиля, можно на нем ездить, но каждый непонятный звук будет пугать. Зато знающий машину будет спокоен, уверен и, значит, более успешен на дороге, так как не будет боязливо отвлекаться на предательски непонятные шумы.

машинолёт
Нечто загадочное


Поэтому стремитесь понимать то, что вы используете - вам же будет лучше.

На этом часть заканчивается. Я нарочно не прикладываю примеры программирования. Однако подскажу, что языков программирования много, а логика программирования у всех одна - понятность и простота на первом месте. Всё сложное слабее простого.

Не исключаю, что позже буду писать и о создании программ.

И в заключение небольшой ролик о производстве волоконно-оптических кабелей




Благодарю за внимание.
С уважением, Виктор Мирошкин




вторник, 19 января 2016 г.

7. Волоконная оптика - прикольное изобретение человечества. часть 7

В предыдущей части я анонсировал тему "как стоит относиться к работе, если хочешь оставаться востребованным несмотря ни на что".
Теперь начну ее раскрывать.

Золотая гайка
Золотая метка
Для начала озвучу известные словосочетания: "мастер золотые руки", "дело мастера боится", "на дураках воду возят". И, пожалуй, этого достаточно для настройки понимания, о чем будет идти разговор. Теперь начну делиться и своим опытом, и своими раздумьями.

Сразу стоит заострить внимание на том, что бывают как плохие руководители, так и хорошие. И, соответственно, могут быть плохие исполнители и хорошие. Как ни странно, но работать можно с любыми исполнителями и с любыми руководителями, если знать "как их приготовить" и "с чем их едят".

А начинать работу надо всегда с себя и не забывать, что "наша жизнь - игра". А также, друзья, припоминаем постулат - "играй, но не заигрывайся".

Смешно, но вполне возможно, что одними только пословицами и поговорками можно навести мысли человека на правильное отношение к условностям жизни и указать путь к успеху. В случае применения в жизни мудрых пословиц понимание "пути" придет особенно глубокое, но не сразу, а только при тщательном осознании мудрых слов.
Однако не каждый сможет легко раскрывать для себя мудрости, не зная ключей "сказок".
Я же тут попробую рассказывать сказки попроще, с подсказками (интересное слово, кстати) и буду сыпать примерами.

Сказочник

Для начала обыграем одну придуманную ситуацию и вспомним для этого обычно задаваемый универсальный вопросик к ребенку: "Мальчик, а что ты умеешь?" А также представим возможный короткий ответ вместо многоточия: ". . ." (не знаю, петь, стишок рассказать, сплясать, драться и т.д.).
Такой же примерно вопрос задает работодатель новому соискателю места, и ответ получается примерно такой же по смыслу, как у ребенка.

Так вот - в данной сценке всё не правильно для продвижения мальчика по служебной лестнице хорошей карьеры.

Расшифрую негатив на тонком уровне подсознания:
1. Мальчика уже приходится допрашивать, чтобы он смог похвалиться, а это всегда стресс для обеих сторон.
2. Обеим сторонам уже почти не интересно, что умеет мальчик. Заранее негатив от неестественности.
3. Мальчика придется всё время просить в дальнейшем показать "класс". Возможно, что мальчик от такого внимания к себе зазнается.
4. Формальное  отношение сторон к такому общению. Приходится спросить - приходится отвечать.
И так далее.

Теперь забудем про мальчика. Это была разминка.

Давайте теперь определимся, что значит быть востребованным (естественным образом).
В мире конкуренции в каждый конкретный момент на любое место под солнцем кто-нибудь да претендует. Свято место пусто ведь не бывает. А хорошее место - это там, повыше, где нас еще нет.
И вот само собой находится спонтанное решение на первом этапе - нужно постараться быть затычкой для каждой бочки и оказаться в нужный момент под рукой нуждающегося в вас мастера по затыканию дыр.
Однако не хочется стать затычкой в бочке с неприятным содержимым. Как вы понимаете, бочка - это та компания, в которой вы можете стать важным элементом. А "бочки", как правило, имеют много "затычек" разной формы и степени удобства, чтобы вливать в компанию и выливать из нее "самый сок".

Образ фирмы или компании
при подборе сотрудников-затычек

Переходим от образного языка к реальным событиям в моей жизни.

Предыстория. Так получилось, что я очень любил с детства книжки читать. Именно читать, а не только картинки рассматривать. Наверное поэтому стал быстро улавливать не только простую, поверхностную логику повествования, но и скрытые от внимания "детали между строк".
В свою очередь мне становились интересны книжки с сюрпризами. Такие, например, как обычные учебники.
И я частенько читал хорошие учебники, которых в СССР, к счастью, хватало.

Человек так устроен, что, если у него что-то получается, то он непременно получает от этого удовольствие и старается повторить "кайф".

Так и со мной происходило - новые знания притягивали и заставляли искать другие новые знания. Я читал всё более сложную специальную литературу. По компьютерам, например, или по химии, физике.

В итоге, когда я поступил на работу кварцедувом (оператором станка по изготовлению оптических заготовок), то стал изучать техническую литературу по имеющимся станкам, на которых работал, а также пособия, инструкции и справочники по химическим процессам внутри изготовляемой продукции. Благо, что литературы такой хватало. Многих очень удивляло такое мое рвение к техническим книжкам.
Очень скоро я понял, что интересно, но мало. Решил учиться по стеклянному направлению в институте.
 

В то время в этом новом направлении волоконно-оптичекой связи факультетов не было. Поэтому поступил на химический факультет, где изучали "Стекло и ситаллы". Это было нечто близкое к волоконной оптике. Причем химический факультет этот находился в строительном институте.
В итоге и строительные материалы заодно изучил, и строительство, и химию.
Интерес у меня тогда был к производству, а не к теории. Иначе пошел бы к физикам.
И в науку после института не пошел, хотя звали в аспирантуру "за грамотное и результативное решение научного задания" при сдаче диплома.
Ко всему прочему всегда любил читать книги по психологии, фантастику, классические детективы.

И еще к вопросу продвижения по карьерной лестнице -  не успел я еще закончить институт, а уже работал сменным мастером. Причем многие вещи на производстве уже знал лучше технолога.
Вскоре стал и технологом.
А далее заместителем начальника цеха. Мой карьерный рост вместе с предприятием и со всей страной по названием СССР убила "перестройка" имени Горбачева.
Но не будем о грустном.
Все эти должности приходили ко мне без всяких специальных, особенных, пробивных усилий с моей стороны. Я всего лишь с интересом работал и внимательно читал специальную литературу, в которой увлеченные люди показывали и рассказывали о результатах своих трудов.

Невозможно не заметить явные успехи увлеченных людей. Посчитаешь чужой успех примером, и тогда тоже захочется получить не менее большой результат.

А вот пути получения "большого результата" у разных людей расходятся. Стоит вечный выбор - обмануть и быстро в дамки или упорно себя переделывать.

Сила в силе, а не в правде.
Правда - это кувалда в умелых руках

Без политики никак не получается. К слову, выборы не бывают честными никогда. Достаточно что-то утаить, и выборщики примут неверное решение. Или можно выборщиков просто не учить разбираться в происходящем.

Но вернемся к востребованности.
Для вашей карьеры нужен начальник, который принимает решения, а у любого руководителя нет желания провалиться. Ну, а провалить себя он может двумя способами - завалить работу или вырастить на свое место лучшего руководителя, чем он сам.
В этой "вилке" каждый руководитель и живет - сделать получше коллектив, но не вырастить себе конкурента.

Возможно, что вы будете в сто раз лучшим со своим образованием, но вас ни за что не подпустят к лестнице наверх, если при этом вы будете угрожать начальникам потерей насиженных мест. Что же делать?

Делайте всегда ход конем, в обход.
Как только заметили, что уперлись головой в сиденье вверху стоящего кресла, делайте ход конем - не бодайтесь с креслом, а создайте свое виртуальное кресло рядом с тем креслом, по соседству.
Тогда еще более вышестоящий начальник непременно заметит и прикинет вас в роли нового начальника. И будет либо создано новое направление под вашим руководством, либо старый начальник будет вынужден конкурировать с вами по-честному. Состязание же вам точно не помешает - вы же игрок, я надеюсь?

Расскажу, как это было однажды у меня.
На производстве существовали разные участки с одинаковой продукцией, но с разным руководством. На одном участке имелось новое современное оборудование, на другом доживало устаревшее, но еще не списанное.
Естественно, что на старье работать труднее и не так денежно, то есть в итоге не интересно. Там трудились те, кто числился в не самых лучших работниках.
А у меня было естественное желание попробовать не просто поруководить, а заняться технологиями. Я уже к тому времени кое-что понапридумывал, но не мог проверить.



Если хотите, чтобы вас быстро заметили, сделайте невозможное.

Тем более, что это жутко интересно. Так я и поступил - стал делать за одно и то же время не одну, а две заготовки. Раньше за смену делали одну, а я стал делать две заготовки. При этом, конечно, нарушал тайком технологию, но не увеличивал потребление сырья и не гнал брак. Получалась в итоге даже экономия. Хотя не сразу.  И качество моих заготовок тоже заметно улучшилось.
Эффект экономии времени достигался за счет увеличения площади поверхности для проведения химических реакций и всё происходило намного быстрее.
Простыми словами - я стал сильно раздувать в самом начале опорную кварцевую трубку. А до этого мы осаждали слои на стенки трубки без раздува.

Опорная кварцевая трубка до и после раздувания

По ходу сделал и некоторые побочные для себя открытия, которые позже сильно пригодились в других процессах. Так бывает почти всегда при изысканиях.

Но легко сказать, да трудно сделать.

Реализовать задуманное оказалось не очень просто. Надо было получить очень ровное и точное вздутие, чтобы рассчитать количество осаждаемого порошка на единицу площади при определенных расходах реактивов. Ведь соотношение толщины световедущей "жилы" и кварца вокруг нее должно быть строго определенное. Потому что это определяет параметры волокна.

Срез волокна после вытяжки
"Ступенчатая" сердцевина


На протекающие химические процессы влияют температура пламени горелок, скорость потоков реактивов внутри трубы, скорость движения горелки, температура реактивов, площадь осаждения. В итоге получается разная концентрация веществ для разной площади реакции.
К тому же точности мешала разница в толщине стенок кварцевой трубки - имелся существенный разброс толщины.

Сначала надо было придумать запорный механизм для поддува трубы. То есть надо было создавать равномерное избыточное давление в трубке. Грубо говоря, пробка затыкает трубку и давление газов раздувает ее.

Я посмотрел, какие конструкции уже были придуманы в то время для подобных операций. Но все они были не совсем точны, быстро выходили из строя, непредсказуемо вели себя в эксплуатации. Надо же было придумать легкий и удобный способ.
И он был найден - конусная резиновая пробка со вставленной в нее палочкой - такая затычка вставлялась со стороны выхода газов, а на входе шланг раздваивался и один конец вел в банку с водой для сброса избыточного давления в герметичной системе. Смешно, но эта схема была уже ранее придумана не мною, но для обратного процесса - для схлопывания трубы. Я ее просто стал применять по-своему.



Эту схему я и стал применять для раздувания трубы.

Подсчитал все параметры и экспериментальным методом проверил расчеты, составил таблицу и стал получать то, что хотел.

Вскоре мои выкрутасы заметили и оценили другие кварцедувы и стали применять в своей практике. Это позволяло им побыстрее отработать и уйти отдыхать.
Потом и мастер узнал, и технолог. Пошумели, конечно, но мешать этой прогрессивной технологии было глупо, смирились. Так меня заметили.
А другие рабочие стали присматриваться и советоваться со мной по другим вопросам в работе. Авторитет ведь растет не сам по себе.

При первом же удобном моменте меня назначили мастером на участке старых разбитых станков. Я с радостью согласился, так как это позволяло мне экспериментировать открыто. Технолог уже не мог мешать мне "перевыполнять" и "рационализировать".
Надо сказать, что мы с ним вовсе не конфликтовали. У него и так хватало участков для приложения своих сил.

Вдумчивая работа на любимом станке


Прежде, чем приступать к работе, надо подготовить своё рабочее место.

Этой подготовкой рабочего места я и занялся, как только получил назначение в начальники.

Станки были старые, но уже имели зачатки компьютерного управления - платы управления можно было программировать цифрами с помощью громоздкого аппарата. Однако в агрессивной среде электронные платы часто выходили из строя, так как были расположены непосредственно рядом с химическими реактивами. Получалось часто "ловить" всевозможные глюки программ по ходу выполнения работы.

Но глюки ерунда. Станок мог вообще из-за этого не работать, а запасных плат не хватало. Их не успевали ремонтировать наши электронщики, вернее часто просто ленились быстро ремонтировать, ведь их зарплата была фиксированная и от выполнения плана выпуска продукции не зависела. Множество плат просто списывалось и валялось на складе.

Электронные платы управления


В отношении ремонтников пришлось снова делать ход конем.

Я стал сам ремонтировать сломанные станки. Сначала ремонтники радовались, а я терпел насмешки. От избытка лишнего времени ремонтники стали позволять себе и выпить на работе - я ведь их прикрывал своим ремонтом.
Так вечно тянуться не могло и вскоре начальнику цеха доложили, что ремонтников, видимо, слишком много в цеху, потому что они бродят без дела по цеху, который занимал три этажа.
Начальник собрал собрание руководства и предложил разобраться с вопросом незанятости.
В итоге ремонтники сначала стали искать "предателей" и "стукачей", а потом стали изображать кипучую деятельность, в итоге чего станкам стало только хуже - они все стали находиться в постоянном ремонте.

Такого эффекта я тогда не ожидал, но зато понял, что ни призывы, ни ловля на тунеядстве не помогают наладить рабочие отношения. А общественная необходимость и товарищество воодушевляют на трудовые подвиги не многих, к сожалению.

Личная заинтересованность двигает к рабочему месту почти всех и заставляет пахать.


Работать много и постоянно "с огоньком" за грамоту мало кто хочет. Это только в старом советском кино так бывало. Павлов Корчагиных, к сожалению, мало. Но и работа - это всё же не война. А в обычной жизни обычно все хотят "сразу и много".

И тогда я это желание масс стал безсовестно эксплуатировать. Но не сразу, а как только понял это желание. Надо сказать, что в юности я был романтиком и долго им оставался, думая, что одними призывами к Совести можно перевоспитать любого человека, если "достучаться до человека". И за свой романтизм получал оплеухи.
Надо сказать, что до сих пор всё равно верю в то, что люди всё же хорошие. Однако это тема другого рассказа.

Таким образом, получив по вине ремонтников новый застой на своем участке, я пересмотрел свои взгляды и стал организовывать новую схему оплаты "по результату". Причем не просто по количеству, но и по качеству. При этом пришлось очень хорошо изучить все схемы оплаты подобного труда в СССР.
 


Составив предварительное предложение, я осторожно посоветовался с товарищами - с бухгалтерами, с рабочими, с контролерами, с мастерами, с технологом. В общем со всеми, кто попадался. Но говорил осторожно, как бы прикидывая их отношение к такой системе. Но пока не предлагал внедрять.
Только убедившись, что всё сработает, составил предложение так, чтобы это выглядело вызовом для всех умеющих работать - типа они могут получать в два раза больше при тех же условиях, а лентяи пусть получают по справедливости.

По смыслу получалось, что все протестующие против новой схемы труда автоматически оказывались в стане лентяев. Такого антипочета никто не захотел. В итоге систему приняли на ура, и все "засучили рукава", решив доказывать свое мастерство.

Причем мало кто сначала обратил внимания на то, что подразумевалось соревнование между "сквозными бригадами", когда судят по конечному результату не отдельных этапов, а по конечному результату в готовой на продажу продукции, то есть каждый рабочий невольно становился контролером на всех этапах. Никому не приятно, когда твою "деталь" запарывают на следующем после тебя этапе, и ты остаешься без денег. Сразу началась междоусобная борьба за лучших людей в своей "сквозной" бригаде, но в основном люди распределились по приятельским отношениям.

Эта схема оплаты труда была придумана не мною и широко применялась в СССР, но максимально была адаптирована тогда к производству оптоволокна на нашем заводе именно моими усилиями.

Вскоре началась ожидаемая "война интересов" каждого с каждым. В том числе и со мной, так как на меня, как на мастера, ложилась функция начислять зарплату. Были угрозы и попытки нападения в темном углу, саботаж, подставы. Но я был заранее готов и разрулил все "стрелки" без ущерба для себя. 

На удивление все довольно быстро привыкли к новой схеме, как к чему-то неизбежному, и далее пошла рутина с отладкой станков и технологий.
В этом месте можно было бы написать, как изменилось отношение ремонтников к работе. Они стали интересоваться процессом, стали придумывать свои детали к станкам.
Однако побочно возросло изготовление всяких левых продуктов - электронных звонков и прочих радио приколов и сувениров - людям понравилось много зарабатывать своим трудом.
Рабочие места преобразились - там стало максимально удобно и чисто.

В итоге продукция с участков со старым оборудованием стала намного качественнее той, что производилась на более новом оборудовании, но по старой системе оплаты.
Меня снова заметили и дали руководить участком с новым оборудованием. Там уже были настоящие английские компьютеры высокого качества. Про их вскрытие и безжалостное подчинение воли исследователя я расскажу в другой части.

 

Итак, я надеюсь, что стало более понятно, как надо относиться к работе, чтобы тебя заметили и оценили.
Добавлю лишь то, что я с успехом поработал в свое время по волоконной оптике в Турции инженером. И только благодаря своей подготовленности в этом вопросе.
А потом приехал обратно и не захотел продолжать то же самое дело по причине почти полного развала производств в России. Грустно получилось в конце. Однако я нашел себе другое интересное применение - дизайн.

На этом самом интересном месте данную часть заканчиваю.

Благодарю за внимание.

С уважением, Виктор Мирошкин.

P.S. - недавно узнал, что РОСНАНО закупило импортное оборудование и снова запустило процессы производства оптоволокна, как нечто нового, принесенного извне. Читать тут для смеха.

Продолжение